Православный Приход храма в честь Смоленской иконы Божией Матери "Одигитрии"

Московский Патриархат, Самарская Епархия

Хлебная площадь

В конце ХIХ века по проекту самарского архитектора А.А.Щербачева была построена первая в городе пожарно-полицейская часть. В простонародье ее называли «пожаркой». Площадь, на которой она располагалась, с тех пор считалась самой старинной в Самаре.
И первое ее название – Полицейская площадь. После Октябрьской революции, согласно веянию времени, она получила название Милицейской (ныне здесь размещается автобусная диспетчерская и пожарные службы). Хлебная площадь, которой славилась Старая Самара, располагалась немного дальше Полицейской, ближе к Волге, где проходит сегодня автомобильный мост через реку Самару. Перед Великой Отечественной войной площадь была полностью застроена корпусами завода клапанов. И вскоре ее не стало, но название решили сохранить, переименовав Милицейскую в Хлебную площадь.Старая Хлебная площадь украшалась сразу тремя церквами. С одной стороны стоял древний храм Самары – Казанской Божьей Матери, служивший прежде кафедральным собором, с другой – выделялась своей красотой старейшая в городе Спасо-Преображенская церковь, построенная в 1685 году на месте упраздненного в 1764 году Спасо-Преображенского женского монастыря. О древности церкви свидетельствовал цоколь храма, в котором были применены цельные каменные глыбы, какие позднее на постройку не употребляли. Эта уникальная достопримечательность была уничтожена в 1952 году в связи с устройством подъезда к мосту через реку Самарку. В 1868-1873 годах рядом со Спасо-Преображенской церковью была построена в греческом стиле церковь Смоленской Божьей Матери, в которой размещалась икона Смоленской Божьей Матери, привезенная по преданию из Персии.Хлебная площадь была главной торговой площадью, где со стародавних времен шла бойкая торговля хлебом. Именно здесь в белоснежном здании с портиками и колоннами располагалась хлебная биржа, построенная на средства самарских купцов, в которой велись переговоры и заключались сделки по продаже хлеба.
Вот что об этом писали современники: «Хлебная площадь – центр торговли главнейшим продуктом Самарского края — хлебом и, в особенности – пшеницей. Отлогий спуск ведет с площади на понтонный самарский мост, через который идет дорога в засамарские и приуральские степи, служащие местами главного производства пшеницы. Подвоз хлеба на самарский рынок продолжается круглый год, но в особенности усиливается осенью и зимой. В это время Хлебная площадь и прилегающие к ней местности день и ночь сплошь запружены народом, по мосту происходит такое усиленное движение, что едущим из города иногда приходится ждать очереди для проезда по два-три часа. Так, например, осенью 1883 года ежедневно следовало через мост до 19 тысяч пеших и верховых. Хлеб доставлялся на лошадях и волах, но нередко здесь можно видеть и верблюдов, на которых привозят пшеницу из области Уральского войска…».
[

Для приема хлеба вдоль крутого берега Самарки тянулись громадные хлебные амбары, в которые хлеб прямо с возов ссыпали сверху. Каждый амбар вмещал от 80 до 100 тысяч пудов хлеба. Здесь он хранился до начала весенней навигации. К этому времени с близлежащих губерний в Самару стекалась огромная армия рабочих, которая жила на открытом воздухе вдоль берега Самарки и на Хлебной площади, именуемой в народе «вшивым толчком».Как только Самарка освобождалась ото льда, по всей пристани начиналась усиленная погрузка хлеба. Из амбара провеянную пшеницу насыпали в мешки и вручную переносили на баржи, загружая подпалубные помещения.

Погрузка производилась с лихорадочной поспешностью, в которой принимали участие тысячи рабочих-грузчиков.

Вот как описывал рабочий день на самарских пристанях журнал «Самарец»: «Безо всякой видимой команды рабочие отряды движутся совершенно правильно, как солдаты на ученье. Непрерывной вереницей… все одинаково нагнувшись под одинаковой ношей, лежащей на их спинах, — они движутся, тяжело ступая по зыблющимся под их ногами мостикам, вступают на борту, маршируют вдоль ее палубы до люка, высыпают там мешки и теперь, выпрямившись, скорым шагом возвращаются по другим мостикам опять к амбару…».

И этот бесконечный конвейер не прекращался в течение всего навигационного периода. А вечерами эта натруженная, изможденная многолюдная толпа набивалась в выходящие на Хлебную площадь грязные и тесные кабачки и торговые лавчонки с неприхотливыми съестными закусками, чтобы от тоски и безысходности предаться мимолетному разгулу и увеселению, пропить свои 70-75 копеек, заработанные за день непосильным, каторжным трудом.

С Волги Самара представлялась крупным торговым городом с бойкой и интенсивной жизнью. За Струковским садом тянулись пристани для пассажирских и грузовых пароходов, на которых стояло множество различных судов, пришвартованных один к другому. Напротив пристаней на обширных площадках располагались товарные склады, обнесенные высоким забором. Далее за пароходными пристанями до самой Самарки тянулся длинный ряд барж и мелких судов. Нагруженные волжским зерном пароходы и баржи отправлялись в порты Каспия, Азова, Балтики.Первая пристань была открыта в 1600 году. Тогда еще по Волге ходили суда, движимые с помощью бурлаков. В одном из описаний судоходства того времени говорилось: «Сбыт продуктов края совершался по Волге исключительно в судах, ходивших под парусами, сплавом или бечевою…».

Первый буксирный пароход под названием «Волга» появился в Самаре в 1846 году, а в 1860 году открылись постоянные рейсы. С этого времени стали создаваться пароходные общества — «По Волге», «Самолет», «Кавказ и Меркурий», «Дружина» и другие. Многие купцы имели свои пароходы. К 1875 году по Волге ходило до 600 пароходов. Каждое общество имело в Самаре свою пристань, а пароходы каждой компании — свои обособленные группы названий. Так, в распоряжении общества «По Волге» находились пароходы «Самодержец», «Царь», «Царица», «Царевич», «Царевна», «Государь», «Государыня» и другие. У общества «Самолет» волжские просторы бороздили пароходы «Александр Грибоедов», «Достоевский», «Некрасов», «Лермонтов»; под флагом общества «Дружина» ходили пароходы «Александр», «Владимир», «Петр Великий».

Имел свои пароходы в Самаре и купец 1-й гильдии Иван Константинов. Вместе со своими братьями – Василием, Козьмой и Константином – приобрел он в 1850-х годах шесть палубных парусников, вмещавших в свои трюмы около 25 тысяч пудов зерна. С 1858 по 1870 год приобрели братья Константиновы еще четыре парохода: «Четыре брата», «Манифест», «Оренбург» и «Гений». И стал Иван Константинов обладателем самого мощного речного флота среди самарского купечества, за что пользовался особой известностью.Многие иногородние и заморские купцы заключали с И. В. Константиновым торговые сделки в его конторе, расположенной в доме на Хлебной площади, ибо в хлебной торговле в Самаре ему не было равных. Лишь в 1878 году он закупил и реализовал 48 тысяч пудов пшеницы и ржи, большую часть которых он отправлял своими пароходами в Санкт-Петербург. Из Петербурга хлеб доставлялся в Англию, Германию, Голландию, Данию, Швецию и другие страны.

О необычной популярности самарского хлеба за границей повествует календарь «Самарец» за 1889 год, в котором говорилось:
«Самарская пшеница одна из лучших в свете, королева английская каждый день за кофеем кушает печенье из Самарской пшеницы».
Вот почему Самару назвали житницей Волги, хлебной столицей, а торговую площадь, откуда волжский хлеб расходился по всему миру, величественно и ласково называли Хлебной.

Хлебная площадь по праву считается сердцем старой Самары. Многие годы она определяла ритм и благополучие развивающегося города. Сколько событий повидала на своем веку! Да и сейчас Хлебная площадь не потеряла своей былой славы и назначения. Здесь находится один из самых больших элеваторов Поволжья, хранящий и перерабатывающий огромные запасы самарского хлеба.

Статья взята с сайта  Самарской городской  «Социальной газеты »  www.socgazeta.ru

Случайное фото

Яндекс.Метрика