Православный Приход храма в честь Смоленской иконы Божией Матери "Одигитрии"

Московский Патриархат, Самарская Епархия

12 шагов – куда уводят?

«…многие… …упражняются лишь в одной добродетели…
Но если человек довольствуется лишь одним,
то он оторвался от действительности
и в этом уже присутствует прелесть.» – епископ Панкратий (Жердяев), 
«Учение старца Иосифа Исихаста
и современное монашество в России»

Мое отношение к программе 12 шагов сложилось из личного опыта реабилитации в «шаговом» реб.центре и последующего участия в жизни сообщества АН (Анонимные Наркоманы (здесь и далее курсивом цитаты, штампы и шаблоны из методической литературы АН)) в родном городе, в Самаре.

Боролся я со своим недугом долго и разными способами, кодировался, ходил к «бабкам» и «дедам», завязывал усилием воли, в плотную занялся психотерапевтической работой, изучил вопрос с точки зрения современной науки, под атаками родных и близких принимал препарат-блокиратор. В результате, после последнего срыва поехал в реб.центр, значительно удаленный от моего города. Он оказался 12-ти шаговым. В детали реабилитации вдаваться не буду, скажу только, что я был единственным кто приехал туда «по доброй воле», остальных привезли силой или обманом. Курс, рекомендованный курс реабилитации, я до конца не прошел – выбил окно и сбежал. О чем нисколько не жалею. Итак, я вернулся в свой город, весь такой монстр выздоровления, сыплющий цитатами из «Руководства работы по шагам» знающий ответ на любой вопрос, касающийся выздоровления и духовного роста. Компетентный короче, хоть в рамку бери и на стену вешай.

«Посещая собрания разных групп» я стал понимать, нет не так, я почувствовал, что шагаю куда-то не туда, куда мне надо, причем вот совсем не туда. Я не жил жизнью нормального человека, я просто перестал употреблять. Программа «12 шагов»  в какой-то момент стала просить не просто выполнения рекомендаций. Программа потребовала мою душу!   Это нигде не было написано прямо, но читалось между строк. Не впрямую, но очень настойчиво навязывалось на собраниях групп АН. Душа – она моя личная, родная, единственная, важная и ценная.  Она дана мне Господом, моим Создателем, ее, душу, не меняют, не отдают программам, какими бы они ни были, она гармонично соединяется только с чем-то живым, и тогда к ней прибавляется. Но «любая душа, по природе своей христианка» и она, душа моя, наперед моей головы узнала, что меня засасывает в дебри, по сути своей, ничуть не лучше наркомании. Поняла и забила тревогу.

Хорошо, вступление закончено, теперь по сути.

Качественная реабилитация сама по себе занимает много времени – ГОДЫ. АН отнимает это время. У всех с кем я общался в сообществе АН, никто не проводил статистически выверенного опроса, но вернее всего у всех участников АН есть фоновое ощущение хронической недолеченности. Финал лечения не наступает вообще, это вшито в догму программы. Да там есть догма, не традиции, не правила и общие соглашения, а именно догма. Отчетливо видна компульсивная погоня за «я выздоровел, вот фото», налицо постоянный поиск во внешнем мире доказательств собственного выздоровления и духовного роста. Уход от внутреннего делания к внешнему. А внешний мир сужается до границ сообщества АН – «границы безопасности», так это там называется.

Далее, с точки зрения современной психиатрии, я тут сознательно не касаюсь духовных аспектов проблемы, основная и, пожалуй, единственная причина наркомании – человек до слез жаждет вернуться в «…период безусловного всемогущества… …то самое ощущение, что имеешь все, что хочешь, и больше желать уже нечего». (Шандор Ференци. Ступени развития чувства реальности. 1913). Но поскольку право на него утрачено в тот момент, когда мы родились на свет, нам позарез нужны «логичные» оправдания, мы используем эту низкоуровневую психическую защиту – проективную идентификацию. Есть много культурологических концептов, и самый модный, импортный товар – Я Наркоман! И все! И уже добрые выздоравливающие зависимые на группах пляшут вокруг друг друга, и уже не надо «нести ответственность за свои действия совершенные в период употребления«, и дальше можно, смело заявляя на группах Я НАРКОМАН, рассчитывать на хотя бы частичный, иллюзорный возврат в то состояние «детской иллюзии величия» насчет собственного всемогущества…

И догма сообщества НИЧЕГО с этим не делает, а напротив подкрепляет эти состояния. В силу разных причин, зачастую в силу необразованности самих адептов программы, иногда из за нежелания глубоко копать. А чаще всего, как мне думается, из за категорического нежелания принимать на себя ответственность, потому что страшно, потому что ответственность это стресс, а программа не научает бороться со стрессами…

А я всегда знал, меня так воспитали – мы НЕСЕМ ответственность. Моим Творцом мне не только многое ДАНО, но и очень многое ЗАДАНО. Нам дано некое послушание от Творца, мы продолжатели Его дела на земле. И Господь ждет от нас ответа. Человек потому и ОТВЕТСТВЕНЕН, потому что нам, как существам разумным и свободным, придется ОТВЕТСТВОВАТЬ перед Богом – ответствовать всем своим бытием, всей полнотой своей человечности. Залогом в этом та творческая свобода, данная нам Создателем. Сообщество АН подавляет эту свободу, там не нужны осознанно свободные люди – это противоречит догме. Анархисты, с трудом удерживаемые в рамках правил групп и традиций… которые в общем-то нарушаются сплошь и рядом.

Программа 12 шагов, то во что она превратилась у нас, вернее то с чем я столкнулся это, как ударная доза антибиотика – насморк она может и вылечит, но есть потом долго ничего нельзя, микрофлора кишечника уничтожена, на улицу тоже нельзя выходить, иммунитет подавлен, а главное дозу в следующий раз придется увеличивать и другие методы уже не действуют.

Программа, при всей ее кажущейся свободе уже превратилась в тоталитарное сообщество. Много вопросов, вместо объяснений предлагается верить «не знаю как, но это работает». Программа, заявляющая себя как не религиозная («В нашем мире нет ничего не религиозного» – епископ Мефодий), на каком-то этапе погружения в нее незаметно начинает взаимодействовать с участниками в религиозных категориях. Становиться авторитарной, навязчивой. Касаться вопросов веры. По-своему трактовать вопросы нравственности и морали. Зачем? Программа, имеющая структуру вспомогательного средства, прикладной характер, не должна претендовать ни на истину, ни на объяснение религиозной сути вещей.

Сейчас мне близок формат терапевтических сообществ – живой, открытый, в меру дисциплинированный. Формат ТС, как нельзя лучше ложиться в русло православной аскезы во всех ее проявлениях. Он максимально отвечает на запросы болезней, связанных с зависимостями. Я доверяю честным научным данным, объясняющим теориям, даже если они сложны. Мне нравится соблюдать правила принятые в святоотеческой традиции, которые просты и понятны. Я полюбил строгий уклад Матери Церкви, я вижу и чувствую силу её всепобеждающей любви.

Я верю в силу и мудрость людей, которые в горе и радости говорят: «Давайте помолимся!»

Алексей Еранов,
консультант по химической зависимости, социальный работник 
Храма в честь Смоленской иконы Божией Матери, г. Самара.

 




 





Добавить комментарий

Случайное фото

Яндекс.Метрика