Православный Приход храма в честь Смоленской иконы Божией Матери "Одигитрии"

Московский Патриархат, Самарская Епархия

Под куполом церквей

Когда пассажиры подплывали на пароходах к Самаре в XIX веке, то все они высыпали на палубу, чтобы поглядеть на открывающуюся чудесную панораму. Красота самарских церквей с их золочеными куполами, увенчанными крестами, восхищала многих. Город встречал гостей не только хлебом и солью, но и многоголосием старинных колоколов. В этой палитре музыкальных красок будто звучала вся история России и этих земель, некогда присоединенных к Империи еще Иваном Грозным. История великого государства неотделима от православия, являющегося как бы душой всего общества.

Самарские церкви строились на пожертвования верующих. Перед Богом оказывались равными все, и бурлаки, дававшие храму грошики, и богатые купцы, не жалевшие на Святое дело тысячи золотых. И вот это равенство перед Богом являлось тем стержнем, той цементирующей силой, которая направляла народный дух на путь созидания. Сила Самары заключалась в свободолюбивом энергичном и деловом характере россиян, а величие — в церквях, рассыпанных по всему городу и объединявших его в единое целое.

Сегодня много спорят об эпохе первоначального накопления капитала. Некоторые пытаются доказать, что первые деньги всегда делаются на преступлениях, на крови, что первые бизнесмены это чуть ли ни флибустьеры, пираты, уголовники. Многие годы марксисты вбивали в наши головы, что купцы это кровопийцы, мироеды, грабившие народ, что деньги на церкви они давали как индульгенцию за прежние грехи. Однако историческая правда выглядит по-иному. Купцы выходили, в основном, из крестьян, часто крепостных. Природная смекалка, ум и, конечно же, Божья искра, талант делового человека позволяли им сколотить первоначальный капитал. Эти сильные, красивые, рослые русские люди потом и кровью зарабатывали трудовую копеечку, а, как говорится, копейка рубль бережет; из рубля можно сделать сотню, было бы умение. Важно лишь найти свою нишу в предпринимательстве.

Богатство самарские купцы воспринимали как дар Божий, как награду за свое усердие и честное ведение дел. Став тысячниками и даже “ миллионщиками “, они не отрывали себя от остальных горожан, не ставили себя в привилегированное положение, понимая, что не может быть хорошо одному, когда плохо другим. Поэтому они занимались благотворительностью, помогали бедным, убогим и укрепляли единство нации возведением новых православных Святынь. Народная молва хранит память о купце II гильдии Трофиме Ипатьевиче Колпакове, который был более 10 лет старостой Вознесенского собора еще до возникновения губернии. Он жертвовал личные средства на позолочение икон Господа Вседержателя, Божьей Матери, устроение иконостаса, отлив большого колокола в 516 пудов и 16 фунтов, роспись купола храма, изготовление 3 тумб в Святом алтаре, на три лучших подсвечника, семисвечник перед престолом. В 1850 году Вознесенский собор имел 1740 прихожан, в основном, казаков и хлебопеков, что селились на берегу Волги. В это время купец Александр Емельянович Надысев на собственные деньги покрыл стены внутри храма дорогой краской и устлал коврами пол на 750 рублей. Кроме того, состоятельный самарец пожертвовал 1687 рублей на устройство глазетовой и бархатной ризниц.

Ближе к реке Самарке в районе Хлебной площади располагалась одна из самых старых самарских церквей — Спасо-Преображенская и при ней церковь во имя Смоленской Божьей Матери. Ее основание относится к 1685 году, когда она еще составляла часть Спасо-Преображенского женского монастыря .В 1745 году к ней пристроили придел во имя Благовещения Пресвятой Богородицы. Вот как ее описывает А. Г. Елшин: “ Снизу церковь четвероугольная, потом восьмигранная с такой же колокольней. Эту церковь также не обошла благотворительность местного купечества. В 1845 году новый иконостас оплатил купец Василий Ефимович Буреев. Купец П. Г. Баранов в 60-ые годы собрал денег на возведение рядом с Преображенской церковью каменного храма во имя иконы Смоленской Божьей матери по образу Греческой церкви в Санкт-Петербурге. Колокольню построил купец Михаил Петрович Коренев. В 1876 году церковный староста купец Федор Иванович Никонов устроил в нижнем этаже церковь во имя Рождества Христова. На следующий год он возвел вокруг обеих церквей с восточной, северной и западной сторон каменную ограду. В 1875 году купец Бахарев за поминовение пожертвовал церкви хлебный амбар, который приносил значительный ежегодный доход. На 1850 год церковь имела 395 прихожан. Ее слава распространялась на всю Россию, и православные паломники шли сюда из самых отдаленных уголков Империи, чтобы помолиться на иконы Спаса Нерукотворного, написанного симбирским иконографом Иваном Семионовым в 1688 году, и на образ Смоленской Божьей Матери, по преданию вынесенной из Персии.

Большое значение для православных имела также церковь во имя Успения Божьей Матери, построенная на средства прихожан в 1768 году. Это место ранее принадлежало упраздненному в 1738 году Спасо-Преображенскому мужскому монастырю. Церковь поначалу была деревянной с приделом Святого Митрополита Алексия, небесного покровителя Самары. В 1807 году она сгорела, и в 1828 году храм возвели заново, но уже из камня. Большой вклад в возрождение святыни внес бывший городской голова купец Петр Семенович Синягин. Купец I гильдии В. Е. Буреев отлил колокол в 350 пудов и заказал иконостас в серебре на 3 тысячи рублей. Чуть позже оба эти купца подарили церкви серебряно-вызолоченный ковчег, престол и крест из польского серебра с иконами греческой работы. Долгие годы церковным старостой являлся В. Е. Буреев, который помог создать при ней обширную библиотеку религиозных книг. Прихожан на 1850 год насчитывалось 595, в основном, храм посещали переселенцы из Московской, Владимирской, Нижегородской, Пензенской, Симбирской и других областей. В честь этой церкви улицу, начинавшуюся от нее, назвали Успенской.

Знаменита эта церковь и тем, что в ее приходе находилась знаменитая часовня Митрополита Алексия. Вот что по этому поводу пишет самарский старожил А. Г. Елшин: “По предания, часовня деревянная выстроена в память посещения Самары в 1357 году святителем Алексием, Митрополитом Московским во время путешествия в Золотую Орду. Он благословил здесь одного благочестивого отшельника, который построил на берегу Волги деревянную часовню. Она находилась в черте города на Набережной улице на дворе самарского мещанина А.Червякина. Жители установили неугасимую лампаду перед иконой его…” Далее вместо деревянной в 1832 году чуть ближе к Волге построили каменную двухэтажную часовню. Во время большого половодья весной 1856 года самарская Святыня сильно пострадала — вода залила весь первый этаж. Тогда купец Лев Алексеевич Маслов выделил деньги на восстановление и поставил иконостас. Купчиха Е.А.Синягина за 1500 рублей подарила серебряную плащаницу.

 

Целые купеческие династии передавали от деда к отцу, а затем к внукам традиции возведения православных церквей. Так, дед, основатель купеческого рода Шихобаловых, в 1837 году за 10 тысяч рублей построил Троицкую церковь, его сын участвовал в возведении Покровской церкви, а внук Антон Николаевич много сил отдал открытию самого величественного в губернии Воскресенского собора в 1894 году. Много средств для процветания православия в нашем городе отдавали купеческие семейства Аржановых, Челышовых и другие.

Много воды утекло с тех давних времен. История сама рассудила по справедливости. Те горожане, которые строили нашу Самару и боролись за ее духовность, остались в памяти народа, а значит, получили бессмертие. Так что не зря благородные купцы “отдавали куски” от своего дела на общее благо. Те же, кто уничтожал Самару, разрушал связь времен, становятся все меньше и незначительнее с каждым годом. Пройдет время, и разрушители церквей, осквернители кладбищ растают, как миражи, превратятся в нечто неодушевленное, мрачное, обезличенное. Мы лишь слегка приоткрыли завесу, скрывающую от нас прошлое, и почувствовали ностальгию.

Публикации взяты с сайта www.samaraart.ru, рубрика История Самары

 

Случайное фото

Яндекс.Метрика